• Пресс-центр »
  • Публикации СМИ »
  • МРСК Центра: «Затраты на технологическое присоединение размывают нашу инвестиционную программу, выдавливая из нее затраты на реконструкцию сетей»

МРСК Центра: «Затраты на технологическое присоединение размывают нашу инвестиционную программу, выдавливая из нее затраты на реконструкцию сетей»

19.06.2014

2014/06/19  -  15:44:11 (Промышленный еженедельник (promweekly.ru); 18.06.2014; Москва)

Одна из ведущих в стране энергосетевая компания ОАО «МРСК Центра» обеспечивает электроэнергией предприятия и население 11 областей центральной части России. Одна из безусловных лидерских позиций компании — в области технологического присоединения, где у МРСК Центра наработан эксклюзивный опыт. Достижения компании в этой социально очень ответственной сфере отмечались неоднократно, в том числе и на самом высоком уровне. Об итогах работы компании по техприсоединению в 2013 году, принципах работы и объективных проблемах «Промышленному еженедельнику» рассказывает начальник Департамента технологического присоединения ОАО «МРСК Центра» Эдуард Раковский.

— Эдуард Казимирович, что принес компании МРСК Центра прошлый 2013 год в плане технологического присоединения?

— По статистике 2013 год стал для нашей компании годом, когда по заявкам на технологическое присоединение мы практически вышли на объективный «потолок» обращений новых клиентов. Последние лет семь по количеству присоединений мы ежегодно росли в среднем на 20—40%. И теперь этот рост остановился на определенном показателе. В наших 11 регионах России мы вышли на 60—65 тыс. обращений по техприсоединению в год; мы полагаем, что произошло насыщение рынка. Много это или мало? Достаточно много. В целом МРСК Центра по этому показателю находится на достаточно высоком уровне по сравнению с другими межрегиональными сетевыми компаниями. Почему для нас это важно? Мы теперь можем более качественно оценивать: что необходимо делать компании, чтобы все обязательства перед заявителями выполнять надежно и качественно.

Кроме этого 2013-ый год стал годом начала работы компании в рамках реализации утвержденной Правительством РФ «дорожной карты» по повышению доступности к энергетической инфраструктуре. Серьезная работа, предполагающая изменение подходов к работе внутри компании, которая позволит сделать процедуру подключения к энергосети более простой, быстрой, прозрачной и менее затратной для заявителя.

— Много было в прошлом году исполнено договоров техприсоединения?

— Если говорить об итогах 2013 года, то у нас количество исполненных договоров по техприсоединению выросло. Рост составил фактически 20% по сравнению с 2012 годом. И это тоже однозначно характеризует компанию с лучшей стороны. Дело в том, что в техприсоединении как таковом далеко не все обращения доходят до исполнения: достаточно большое количество заявок аннулируются и не доходят до договора. Иногда просто переносится срок исполнения мероприятий договора ТП по целому ряду объективных причин. Например, люди переоценили свои реальные запросы, либо предполагавшийся проект отменяется, либо что-то еще. И в этом контексте рост количества именно исполненных договоров — прямое свидетельство тому, что улучшается качество заявок, что еще на этапе формирования запросов мы квалифицированно работаем с потенциальными заявителями, тем самым сокращая и себе, и им ненужные или преждевременные действия. Заявители стали более взвешенно относиться к вопросам подачи заявок на техприсоединение и реализации заключенных договоров.

— Это серьезный фактор?

— Да, это очень серьезный фактор. У нашей компании есть определенные обязательства перед клиентами, которые мы не можем нарушить. В силу того, что исполнение по договорам техприсоединения выполняется в достаточно короткий срок, МРСК Центра вынуждено вкладывать средства в решение вопросов нового присоединения без оценки готовности к приему напряжения заявителем. Нет ни времени, ни оснований проанализировать, чем занимается в этот момент конечный заявитель и насколько реально ему потребуется энергия. И очень часто мы сталкиваемся с ситуациями, когда деньги нами вложены, а у заявителя готовности нет. А то и вовсе заявитель пропал или у него пропала надобность в наших услугах. Вложенные инвестиции в большей степени ложатся нагрузкой на тариф энергоснабжения для уже существующих потребителей, а в условиях ограничения источника финансирования, при ограничении роста тарифов компания не может себе позволить пустые траты денег, на все «желания» их не хватает. Так что сокращение неоправданных инвестиций — большой плюс для нашей работы.

— Можно обозначить параметры инвестиций компании в техприсоединение?

— Мы наблюдаем рост капиталовложений на деятельность по техприсоединению. Если сравнивать 2012 и 2013 годы, то разница достаточно заметна: 2012 год — в районе 6 млрд руб., 2013 год — в районе 7,3 млрд руб. Много это или мало? Для нашей компании — очень много. Сегодня эти затраты составляют ориентировочно половину всей инвестпрограммы компании.

Плата за технологическое присоединение, которую мы получаем с заявителей, уменьшается, это законодательно определено Правительством страны и реализуется в рамках программы повышения доступности энергетической инфраструктуры. Что мы наглядно видим в своей выручке: если в 2012 году компания получила без малого 1,2 млрд руб., то в 2013 году сумма выручки за данной вид деятельности составила уже меньше 1 млрд руб. При том, что количество заявок — такое же как и прошлом году, количество поступающих от заявителей средств падает. Реально объём работы по техприсоединению вырос. Поэтому компания вынуждена строить больше новых сетей. Получается, что услуги наши для конечного заявителя дешевеют, а наши расходы растут.

— То есть, может настать момент, когда энергосетевая компания просто не сможет инвестировать в техприсоединение новых пользователей?

— На самом деле, уже неоднократно говорилось, что рост затрат на технологическое присоединение для сетевых компаний становится непосильным. Ведь в ситуации уменьшения платы за ТП для новых заявителей, присоединять их мы можем только за счет собранных в регионах средств за услуги по передаче электроэнергии, для простого потребителя это плата за потреблённую электроэнергию. Правительство России устанавливает ограничения естественного роста тарифов на электроэнергию, и сегодня этот тариф уже не в состоянии включить в себя все затраты сетевых компаний.

И по сути происходит следующее: ежегодный рост затрат на технологическое присоединение «размывает» нашу инвестиционную программу и выдавливает из нее затраты на реконструкцию сетей. На сегодняшний день, если смотреть по нашей компании, то из 16—18 млрд руб. инвестиционной программы мы уже примерно половину тратим на техприсоединение. Изменять и дальше баланс затрат в инвестпрограмме с реконструкции в пользу техприсоединения уже невозможно. При этом у отрасли сегодня,- очень высокий уровень износа оборудования, и если ситуацию с финансированием программ реконструкции и развития не изменить, качество оказываемых нами услуг будет падать.

— Иными словами, это серьезно сказывается, и сказывается пагубно, на инвестициях в модернизацию сетевого комплекса?

— Именно так.

— Но ведь техприсоединение — это социальная нагрузка на сетевые компании, при этом повышающая инвестиционную привлекательность регионов, поскольку доступность энергии — базовое условие развития территорий. Почему тогда энергетики должны в одиночку нести бремя инвестиций в эту сферу? Логично было бы предложить распределение нагрузки между сетевиками и региональными властями.

— Вы правы. К сожалению, региональные власти не склонны искать пути решения этой проблемы. Причины разные, в том числе и скудность региональных бюджетов. В обществе за последние десятилетия сложился миф о богатстве сетевых компаний, наличии «жирка», и как следствие, проблему поиска новых источников пытаются решить за счет оптимизации (сокращения) операционных затрат. И это было бы правильным, если бы не одно но, последние годы мы уже не раз «оптимизировались». Этот метод уже не работает, и не может дать ожидаемого эффекта. Поэтому все, что сегодня сети могут себе позволить — это пойти самым простым путем: заниматься замещением объектов реконструкции и реновации на объекты технологического присоединения.

— Однако тем не менее компания каждый день работает по техприсоединению. Вы сказали, что улучшилось качество заявок. Компания влияет на работу с заявителями? Помогает им четче формулировать свои пожелания?

— На самом деле, когда я говорил «улучшилось качество обращений», я прежде всего имел в виду, что у конечных заявителей повышается ответственность за свои действия. Пустых заявок, которые не доживут в конечном итоге до ввода в строй присоединенного объекта, становится меньше. Наша компания, конечно, помогает заявителям сформулировать свои желания в виде этих самых заявок. Это на самом деле очень важно. Например, у нас для населения установлена верхняя планка — 15 кВт, позволяющая обеспечить технологическое присоединение за 550 рублей, и все заявки от этой категории заявителей, (льготной) идут именно на эту мощность. Однако большей части частных домовладений нужно не больше 5 киловатт, а сети мы вынуждены строить из расчета присоединения мощности в объеме 15 кВт. Есть конечно и те, кому необходимо 25 и даже 30 кВт, но их мало, и данные заявители четко понимают что они запрашивают, они платят нам уже не по льготному тарифу.

При приеме заявок у населения мы предлагаем факультативно оценить реальную потребность мощности. Если у вас присоединяется дачный домик, где будет стоять один электрический чайник, телевизор и гореть три лампочки — это одна мощность. А если вы планируете поставить там электрическую баню, сауну, бассейн, подогрев пола — это другая мощность. И многие заявители пользуются этой возможностью. Это позволяет нам более качественно планировать свои затраты на строительство сетевой инфраструктуры. Мы присоединили в 2013 году объектов на общую мощность в тысячу мегаватт. Одна тысяча мегаватт — это очень много. Но эта 1000 мегаватт — только на бумаге. Реально в балансе электросетевой компании новые потребители добавят лишь 200—250 мегаватт дополнительного потребления мощности. То есть, объёмы потребления в заявках заявителей явно завышены, даже с учетом подачи заявки на максимальную мощность. Представьте себе какие затраты на развитие мы могли бы сэкономить.

— Один к четырем, получается?

— Да, примерно так. Мы инвестируем средства и рассчитываем получить один объем реализации услуги по передаче, а реально получаем в разы ниже. Инвестиции, получаются, идут в никуда. Естественно, нам это очень невыгодно. Методика, которую мы предлагаем гражданам для определения их реальной потребности в мощности, имеет определенные изъяны, поскольку человек может недоучесть все свои пожелания или, наоборот, переучесть. Тем не менее, это лучше, чем вообще ее отсутствие, потому что люди в основном думают так: полагается 15 киловатт как льготнику, вот я 15 кВт и напишу.

Если мы говорим о крупном, среднем бизнесе, там таких отклонений нет. Связано это в первую очередь с тем, что люди делают серьезные проекты и куда более ответственно относятся к этому вопросу. Они оплачивают все свои пожелания полным рублем. К тому же сейчас в Правительстве страны активно прорабатывается вопрос законодательного закрепления ответственности заявителя за резервы мощности, которые он запрашивает для себя, но не использует.

— Разумная модель: заявился — отвечай.

— Да, я уверен, что это правильное решение. Вариант который прорабатывается в Правительстве предусматривает оплату не использованной но заявленной мощности, по тарифам на резерв мощности. Заказал ты при технологическом присоединении 1 мегаватт мощности, тебе предоставили такую возможность. И если ты потребляешь всего 100 киловатт, то за эти сто ты платишь по тарифу за электроэнергию, а за недобранные 900 киловатт — будь добр, оплати по тарифу на резервную мощность.

— Давайте поговорим о правилах техприсоединения, которыми руководствуется МРСК Центра?

— У нас по законодательству время присоединения льготных групп потребителей — четыре месяца, оферта договора должна быть направлена в 15 дней. По факту «Российские сети» поставили перед дочерними компаниями задачу: достичь в 2014 году выполнения мероприятий по техприсоединению за 90 дней, направление оферты договора за 10 дней. Скажем так, энергетики взяли на себя повышенные обязательства. В рамках выполнения этой задачи МРСК Центра сейчас и работает. За счет выполнения в предыдущие годы ряда мероприятий, по автоматизации процессов и внедрению новых моделей управления МРСК Центра сегодня объективно является одним из лидеров в части технологического присоединения.

Так, например, мы уже сегодня льготникам направляем оферты договора на технологическое присоединение за 10 дней. Но мы все равно корректируем свои регламенты с целью сокращения сроков до 5 дней в 2015 году, работаем на перспективу.

— То есть, у вас с сокращением сроков техприсоединения — никаких проблем?

— Ну, что вы! Проблем достаточно. Ведь исполнение обязательств по договорам техприсоединения включает в себя, в том числе проведение сложных закупочных мероприятий, строительство и т. д. А законодательство на сегодня в этой области не сбалансировано. Постановление Правительства № 861 прописывает определенные требования к сетевым организациям в части сроков исполнения обязательств по технологическому присоединению, а законодательные акты, которые регулируют закупочную деятельность и организацию строительства, эти положения пока никак не учитывают. И в этом есть серьезное противоречие. Хотя в «дорожной карте» Правительства поставлена задача внести соответствующие изменения в законодательство по закупкам и строительству, на сегодня это пока еще не сделано.

— Да, с существующим порядком закупок сокращать сроки сложно...

— Сложно. Если линейно в соответствии с существующими законодательными актами рассматривать, сколько времени нам нужно на проведение закупочных процедур и стройку, то, конечно, мы не то что в 90, а и в 120 дней никак не уложимся. Тем не менее, мы ищем пути решения.

Например, мы сейчас с «Российскими сетями» прорабатываем вопрос об упрощении процедуры закупок, что позволит нам формально вывести их за рамки времени исполнения обязательств по техприсоединению. Предполагается возможность проведения закупок физических объемов работ для нужд техприсоединения, по сложившейся цене на определенной территории. Это позволит нам, начать мероприятия по реализации технологического присоединения сразу, как только мы заключили договор.

По сути, мы этой процедурой, если ее внедрим, будем экономить не меньше полутора двух месяцев, которые уходили бы только на проведение торгов и заключение договора с подрядной организацией.

В части сокращения времени строительства, ключевой проблемой для нас, как и для всех остальных, является выделение земли. Сегодня в России несколько регионов уже отработали практику и выпустили на уровне региональных правительств законодательные акты, упрощающие процедуру выделения земли для техприсоединения. По этому направлению мы тоже организовали работу в наших филиалах.

— Какой в принципе наиболее интересный опыт у МРСК Центра по работе с местной властью в регионах?

— Взаимодействие с региональными властями у нас очень хорошее. Оно осуществляется в рамках подготовки региональных программ развития. Естественно, в эти программы попадают объекты, которые предполагается построить в соответствии с планами региона по развитию своей промышленности и жилого комплекса. С учетом того, что есть определенные ограничения инвестиционных программ, сегодня мы принимаем непосредственное участие в формировании этих программ. Ведь зачастую от рождения плана до реализации — целая пропасть. И регионы сами понимают: чтобы этой пропасти не возникло, надо учитывать объективные ограничения, в том числе — по возможностям техприсоединений. Совместная работа позволяет четко определять, что нужно, что не нужно.

Мы работаем уже не один год и я однозначно могу утверждать: практически во всех регионах присутствия, несмотря на то, что затраты по техприсоединению достаточно серьезные, региональные власти идут нам навстречу. Изыскивают возможности включения наших затрат по техприсоединению в полном объеме в региональные тарифы, что позволяет нам, вести полноценную реализацию проектов техприсоединения. Есть, правда, один регион, где проблема в части техприсоединения стоит достаточно остро.

— И вы можете его назвать?

— Могу. Это Тверь, которая попала в достаточно сложную ситуацию. В регионе достаточно много заявок на техприсоединение, поскольку Тверь находится между Москвой и Питером, интенсивно развивается. При этом, есть серьезное ограничение размера инвестиционной программы, что создает проблему для реализации всех обязательств по технологическому присоединению. Тверская энергосбытовая компания-гарантирующий поставщик Тверской области не оплачивал нашей компании услуги по передаче. Средства просто не поступали в нашу компанию, миллиарды рублей. Проблемы в Твери накапливались годами, решения их не находилось. Менялись региональные власти, руководители. А энергетический комплекс продолжал накапливать проблемы. Задача, которую мы ставим — в ближайшие два-три года решить проблему и выйти на нормальный уровень обеспечения техприсоединений.

— Какие крупные промышленные объекты были подключены к сетям компании в последнее время?

— После кризиса произошло некоторое падение инвестиционной привлекательности в регионах, однако ситуация начинает выходить из состояния стагнации. Так, например, мы запускаем новые мощности в Тверской области. Там действует инвестиционная компания, созданная при участии областной администрации и осуществляющая проекты развития региональных экономических зон. В этом году планируем завершить присоединение подстанции «Боровлево», которая обеспечит энергоснабжением региональную экономическую зону с возможностью присоединения энергопринимающих устройств максимальной мощностью до 32,5 МВт. Новая подстанция 110 кВ «Лебедево», построенная ОАО «МРСК Центра», также позволит обеспечить энергоснабжением индустриальный парк «Раслово» в Тверской области.

Если говорить о конкретных заводах, которые строятся, то можно назвать мощный завод «Хитачи» по производству кранов, экскаваторов, погрузчиков и другой специальной техники в Тверской области. В Воронежской области не так давно мы присоединили предприятие концерна «Сименс» по производству электрооборудования. Сейчас работаем с компанией «Квадра» по реализации программы выдачи мощности на оптовый рынок. Конкретно по «Квадре» в настоящее время ОАО «МРСК Центра» обеспечивает технологическое присоединение двух ТЭЦ в Воронеже и в Курске.

Готовимся подключить в Белгородской области завод по производству лизина на основе глубокой переработке зерна максимальной мощностью 29 МВт, ПГУ ТЭС 52 МВт в г. Тутаеве Ярославской области, а также еще около десяти крупных производственных объектов суммарной максимальной мощностью более 100 МВт. Это те объекты, которые могут реально обеспечить загрузку сетей по заявленным объемам. Соответственно, отпуск в сеть позволит нам получить дополнительные возможности для реализации своих инвестиционных программ.

— Какие принципы технической политики в отношении применяемого компанией энергооборудования?

— Мы в последнее время научились, скажем так, считать деньги, поэтому зачастую там, где ставили оборудования европейских производителей, ставим российское, которое не хуже, но значительно дешевле. Ведь применение дорогостоящего оборудования значительно увеличивает затраты на строительство. И сегодня мы предпочитаем пользоваться техникой и оборудованием от российских производителей. Их цена-качество на сегодняшний день — вполне приемлемы.

— Какие ноу-хау МРСК Центра, а компания хорошо известна своим технологическим лидерством, вы считаете наиболее важными для техприсоединения?

— Семь лет назад МРСК Центра начала внедрять автоматизацию процессов на базе программных комплексов SAP. Развивали автоматизацию по сути всех процессов в компании, в том числе систему управления ресурсами. А с автоматизацией и внедрением передовых моделей управления технологическими присоединениями мы вообще были первыми в отрасли. Сегодня уже многие внедряют эти технологии, однако МРСК Центра и сегодня по-прежнему находится на передовых позициях, потому что мы постоянно повышаем требования к используемым программным комплексам с учетом новых задач и более сжатых сроков их реализации.

Ведь критерии — одинаковые у всех: объемы технологического присоединения, сроки исполнения обязательств и т. д. Эта работа, без учета приема заявки на технологическое присоединение, делится на две части: обеспечить своевременное направление заявителю проекта договора об осуществлении технологического присоединения и при его заключении обеспечить своевременное исполнение обязательств по строительству объектов электросетевого хозяйства и осуществление фактического присоединения энергопринимающих устройств заявителя с составлением всех необходимых документов. И если брать показатели, которые презентовали «Россетти» в части техприсоединения, то МРСК Центра уверенно находится на передовых позициях по обеим составляющим.

Сегодня мы занимаемся развитием интерактивных сервисов, совершенствуем свой портал, который дает возможность подачи заявок на техприсоединение оn-line. Мы регулярно и на системной основе проводим семинары с заявителями и потребителями. У нас созданы советы потребителей, с которыми мы общаемся, выслушиваем их проблемы, ищем пути решения. Впрочем, как и другие компании. Наверное, сегодня уже о каких-то особенных ноу-хау речи идти не может. Наверное, ни одна компания сегодня ничем эксклюзивным похвастаться не может — все обо всем знают. Можно только похвастаться качеством воплощения и текущей ситуацией. Хуже мы или лучше выглядим по отношению к другим? Скажу так: мы считаем, что наша компания находится на достаточно высоком уровне. Так же считают и «Российские сети».

Работа по совершенствованию технологий и процедур техприсоединения в МРСК Центра на самом деле идет ежедневно. В настоящее время находится на утверждении новый регламент технологического присоединения компании, который сокращает время работы ведомственных подразделений за счет упрощения и уменьшения числа участников.

Как оптимизировать работу? Например, если раньше договор смотрели 10 человек, каждый должен был его осмыслить, оценить и поставить определенную визу согласования, то можно представить, сколько это требовало усилий и времени. Мы пошли по пути сокращения этого количества согласований через перераспределение и закрепление ответственности на определенных этапах и как следствие — к оптимизации деятельности. Регламентом мы определили сокращение сроков по подготовке проектов договоров максимальной мощностью энергопринимающих устройств заявителей до 150 кВт до 10 дней, при законодательно определенных 15 днях. Наши планы к концу года — выйти на 7—8 дней в среднем на выдачу оферты договора. Это достаточно серьезный показатель, потому что ключевым в разработке договора является подготовка ТУ.

Есть определенные трудности, конечно. Мы уже говорили, насколько важна полная информация. Но она появляется только по факту возникновения заявки. Получив ее, мы начинаем узнавать, где какие собственники на участке, какие кабельные линии проложены, газопроводы и так далее, начинаем принимать технические решения. И согласовывать все решения с региональными и местными администрациями.

Новый регламент техприсоединения позволит нам выйти на те показатели, которые мы запланировали. В этом году — присоединение до 90 дней, а на перспективу 2015—2016 годов мы поставили перед собой задачу выйти на 45 дней. При этом надо помнить, что Президент России и «дорожная карта» Правительства ставят задачу в 2018 году выйти на показатель в 40 дней. Соответственно, мы стараемся реализовывать свои программы, исходя из этих ориентиров. Просто настраиваемся на результат и работаем. Лозунгами двигаться вперед мы не привыкли — стараемся двигаться делами.

 
Поделиться: